zverek_alyona
'Magic' is simply a way of talking to the universe in words that it cannot ignore...(c)
Ну что, если ждать достаточно долго, можно когда-нибудь и дождаться... :rolleyes:



Вчера я увидела таки какое-то подобие "моего" Гамлета. Моего не потому, что принца Датского играла женщина (Максин Пик), а потому что она сыграла совсем молодого принца. Но сначала про гендерные "фокусы" в постановке Royal Exchange в Манчестере.

Тем, кто посмотрел хотя бы некоторое количество спектаклей, фильмов или сериалов по пьесам Шекспира, не привыкать к тому, что нередко мужские роли играют женщины и наоборот (не секрет, что во времена Барда вообще все женские роли играли мужчины). Другой вариант гендерных перевертышей - это когда изначально мужской персонаж становился женщиной (как, например, Просперо в "Буре" с Хелен Миррен), и это тоже классика, ибо у самого Шекспира очень много эпизодов с переодеваниями и сменами гендерных ролей. В театре Royal Exchange решили совместить сразу два подхода: в их версии "Гамлета" сразу несколько мужских персонажей не просто сыграны актрисами, они и по сюжету имеют другой пол - Полоний стал Полонией, также женщинами стали Розенкранц, один из стражей, видевших Призрака, оба могильщика, актер, читавший знаменитый отрывок про Гекубу. Надо сказать, что, несмотря на все мастерство актрисы (не нашла ее имя), Полоний-женщина смотрится не так ярко, как Полоний-мужчина: все эти пафосные глупости в духе "Я дочь имею, ибо дочь моя..." гораздо смешнее, когда их произносит этакий индюкоподобный придворный, у которого при этом достаточно симпатичных черт, чтобы сын и дочь так сильно его любили. А вот могилокопательница была классная! И разнополая пара Розенкранц/Гильденстерн - тоже хорошо получилось, если вспомнить реплики Гамлета о том, что мужчины ему не нравятся, как и женщины.

Кстати, про могильщиков! Шикарный совершенно ход с грудой старой одежды, сваленной, как на помойке. Могильщики разгребают ее, очищаю прямоугльник-могилу, и потом в эту "могилу" кладут платье Офелии. А черепа изображали туго свернутые вязаные джемпера и кофты.

Но вернемся к гендерным играм. Гамлета, как я уже сказала, тоже играла актриса, вот только он и по сюжету остается мужчиной, правда очень молодым, а не 30-летним, как его принято изображать. Все эти великовозрастные Гамлеты хронически вызывают у меня реакцию "не верю". А вчера я поверила! Потому что Максин Пик сыграла юношу-еще-вчера-мальчика, который изо всех сил пытается поступать как мужчина в столь сложной для него ситуации, но который совсем один (если не считать Горацио), всеми преданный, ему обидно, он злится, приходит в отчаяние и на каком-то этапе даже чуть не сходит с ума по-настоящему, а не понарошку.

Возникает законный вопрос, откуда пошло, что Гамлет на сцене все время такой взрослый? Чтобы не пересказывать объяснения людей, намного умнее меня, просто приведу цитату из статьи А. Аникста "Двойное время и двойной возраст":

"Да, со счетом времени в пьесах Шекспира не всегда благополучно. В частности также, когда речь идет о возрасте Гамлета. Когда убили его отца, шекспировский Гамлет учился в университете. То, что Гамлет еще студент, указывает на его сравнительную молодость. О молодости Гамлета в трагедии говорится не раз. Лаэрт предупреждает Офелию, что любовь Гамлета «лишь порыв, лишь прихоть крови. Цветок фиалки на заре весны» (I, 3, 7); Полоний тоже говорит ей, что принц «молод» (I, 3, 123—124). По всему видно, что Гамлет ровесник Лаэрта, Фортинбраса, Горацио, Розенкранца и Гильденстерна, а они все молодые люди. Вспомним также, что матерью Гамлета увлекся Клавдий. Даже во времена Бальзака тридцатилетняя женщина считалась немолодой. Допустим, что Гертруде тридцать пять—сорок лет и что Гамлета она родила в юном возрасте. Значит, ему должно быть лет двадцать — двадцать пять; на протяжении всей первой половины пьесы Гамлет явно производит впечатление молодого человека. Между, тем единственное упоминание его возраста, содержащееся в достоверном тексте, расходится с этим.

Беседуя с могильщиком, Гамлет спрашивает, давно ли тот занимается своим ремеслом. Ответы могильщика гласят: «Я начал в тот самый день, когда покойный король наш Гамлет одолел Фортинбраса» (V, V, 157), а «это было в тот самый день, когда родился молодой Гамлет» (V, V, 161), и, наконец, — «я здесь могильщиком с молодых годов, вот уж тридцать лет» (V, 1, 176). Из этого следует, что Гамлету тридцать лет. Тогда не меньше и Фортинбрасу, отец которого должен был успеть зачать его до роковой встречи с отцом Гамлета. Но о Фортинбрасе всегда говорят с добавлением эпитета «молодой» (I, 1, 92; I, 2, 17; 1, 2, 28; V, 2, 361). Четыре настойчивых упоминания о молодости персонажа, почти не появляющегося на сцене, что-нибудь да значат! В наше время тридцать лет уже не молодость, а в те времена и подавно.

Единственная фраза, из которой можно сделать заключение о возрасте Гамлета, произносится могильщиком в присутствии принца, и он не опровергает ее. Но если Гамлету в начале трагедии двадцать или даже двадцать пять лет, а в конце тридцать, значит, между началом и концом пьесы должны были пройти годы, а мы знаем, что действие длится только месяцы.

Добавлю, что в первом издании «Гамлета» могильщик, извлекая из земли череп, говорит, что он пролежал в могиле «дюжину лет». Правда, неясно, идет ли речь о черепе Йорика или о чьем-то другом черепе. Но если допустить, что прошло двенадцать лет со смерти шута, а тот, как известно, играл с мальчиком Гамлетом, то подсчет приведет нас опять к цифре в двадцать лет. Но все это, в сущности, не имеет значения для решения вопроса.

Из всех мнений ученых, пытавшихся решить проблему возраста Гамлета, мне представляется наиболее убедительной точка зрения Ф. Фернивэла: «Я считаю несомненным, что, начиная пьесу, Шекспир представлял себе Гамлета довольно молодым человеком. Но по мере роста пьесы понадобились большая весомость мысли, проникновение в характеры, знание жизни и т. д., и Шекспир неизбежно и естественно сделал Гамлета сформировавшимся человеком; а когда он дошел до сцены с могильщиками, то сообщил нам, что принцу 30 лет — самый подходящий возраст для него в то время; но не тогда, когда Лаэрт и Полоний предупреждали Офелию о том, что его кровь бурлит, а его увлечение ею — «игра крови» и т. д.»1. Иначе говоря, возраст Гамлета мерится не длительностью действия пьесы, а его трагическим жизненным опытом; сколько лет Гамлету, узнается не по календарному счету, а по горестным заметам его души."


И в завершение маленькая ложка дегтя. Совсем не понравилась королева Гертруда, слишком отстраненная, даже в сцене в спальне. И Призрак был излишне материален (вплоть до того, что Гамлет с ним обнимается).

@темы: цитаты, театр, кино, Уильям Шекспир, Максин Пик, Александр Аникст